Гуманитарный фронт Cosmolot: истории неравнодушных людей из украинского гемблинга

13 минут
126,3 т.
Гуманитарный фронт Cosmolot: истории неравнодушных людей из украинского гемблинга

Более полугода мы живем в условиях полномасштабной войны. Полгода боимся улыбаться и радоваться, ведь где-то все еще работает артиллерия, а где-то скоро загудят сирены. Однако все мы стараемся жить, помогать своим людям и поддерживать экономику страны. В спецпроекте с украинской гемблинговой компанией Cosmolot ее сотрудники поделились своими историями: как переживали начало войны, как волонтерили, как работали. Полина, например, месяц по ночам помогала в госпитале, а Дмитрий до мобилизации собирался жениться.

Эти и другие истории читайте ниже.

Юлия, HR-директор

Гуманитарный фронт Cosmolot: истории неравнодушных людей из украинского гемблинга

Возглавляет HR-отдел с момента основания Cosmolot. До этого работала в крупных украинских и международных компаниях. В сфере HR более 15 лет.

Компания еще с января рассматривала разные варианты развития событий. Мы говорили коллегам о возможной релокации, создали штаб-квартиру на западе Украины. Это были логичные превентивные меры, но мы не думали, что они действительно пригодятся.

Меня война застала в Киеве. В первые же дни муж ушел в ТРО, а мы с дочерью уехали за границу. Пока мы в Испании, но в сентябре планируем посетить родных в Украине.

24 февраля показатели сайта упали где-то в пять раз, ведь у нас нет иностранного трафика. Из команды работали только те, кто имел возможность. Люди сами предлагали помощь и брали на себя задачи коллег. Мы за это им невероятно благодарны.

Через две недели компания возобновила операционные процессы. Ровно столько времени нам понадобилось, чтобы, в первую очередь, обеспечить безопасность команды, ведь с началом войны это стало основной задачей Cosmolot. Было важно, чтобы каждый сотрудник нашел безопасное место для себя и семьи. Для этого 24 февраля мы выплатили команде внеплановый аванс.

С началом войны мы не только никого не уволили, но и продолжаем регулярно выплачивать полную зарплату и наняли несколько новых сотрудников. Для нас это возможность помочь людям и усилить проект. Только в первый месяц мы заморозили дополнительные бенефиты сотрудникам, но вернули все бонусы при первой же возможности.

Когда шоковый период истек, мы возобновили коммуникацию и адаптировали ее под военное время. На сайте появились ссылки на благотворительные фонды и официальные новости. Поначалу мы не знали, как говорить с нашими пользователями, но активность на сайте росла и мы начали получать положительный фидбек. Оказалось, что для многих Cosmolot работал как антистресс: игры помогали переключить внимание и расслабиться хотя бы на короткое время.

Кто-то из команды присоединился к сбору гуманитарки, кто-то к IT-армии: помогал банить фейковые вбросы и лить трафик с правдивыми новостями.

Отдельно мы выделяем ресурсы под внутренние инициативы, когда сотрудники волонтерят или собирают помощь знакомым бойцам. Так вместе с командой мы собрали 120 тыс. гривен нашему коллеге – он отшивает плитоноски, закупает бронежилеты и тактическое снаряжение для воинов ВСУ, а также помогает пострадавшим семьям с детьми в Киевской области.

Ребята из команды Customer Support передают на фронт бензопилы и технические комплектующие. Также мы поддерживаем несколько ТРО и батальонов. И это лишь единичные примеры внутреннего волонтерства сотрудников компании.

Получали запросы и от наших клиентов, которые служат в ВСУ. Они просили рации, тепловизоры, прицелы, бинокли, спальники. По возможности закрывали и такие вещи.

Или еще были пользователи, у которых заканчивалась еда или медикаменты. В таких случаях мы искали волонтеров в их городе и просили о помощи.

Война изменила порядок ценностей. В первую очередь нам важно помогать. Когда кто-то из сотрудников просит перебросить пару сотен гривен на тепловизор для своих знакомых, присоединяются почти все коллеги.

Изменилось отношение к работе – команда четко осознает, что наша работа важна, потому что это налоги, рабочие места.

Я точно вижу, что команда стала более эмпатичной внутри. Да и компания начала активнее проявлять заботу о сотрудниках: мы чаще разговариваем с ними, узнаем, где они, в безопасности ли, предоставляем полезные ссылки и курсы для саморазвития, рассказываем о героических коллегах, а также больше обсуждаем внутренние дела. Мы стали более открытыми внутри, и это помогло нам объединить людей.

Я думаю, именно сейчас мы проживаем время становления коллектива – каждый точно знает, что он часть COSMO-семьи.

С командой работают четыре психолога. Каждый сотрудник может анонимно обратиться к специалисту и получить профессиональную помощь.

Мы привлекли их в первые недели войны, когда многие сотрудники не могли нормально настроиться на работу из-за обстрелов, тревог, переездов, паники и т.д. И первое время к ним активно обращались. Для большинства коллег было важно просто рассказать свою историю, узнать, что он не один такой, или получить поддержку.

Сейчас эта услуга остается, но такого всплеска, как было в начале военных действий, уже нет.

Некоторые сотрудники уже возвращаются в киевский офис по собственному желанию. Поэтому мы активно готовимся к переезду в новое пространство – комфортное и безопасное для работы.

Полина, сотрудница продуктовой команды

Гуманитарный фронт Cosmolot: истории неравнодушных людей из украинского гемблинга

Живёт в Киеве пять лет, за это время сменила две работы. Любит "Звездные войны" и "Властелина колец". Коллекционирует настольные игры, в частности, "Монополии". Занимается йогой. Интересуется археологией, несколько лет назад даже приняла участие в экспедиции в Египет.

Для меня война началась чуть позднее, чем для большинства людей. Если все проснулись в 4-5 утра от звуков взрывов, то я проснулась работать. Взяла телефон, увидела много сообщений даже от людей, с которыми не общалась больше года, и поняла: что-то произошло. Одновременно с этим на улице стало громко. Так я узнала, что началась война.

Как и любому нормальному человеку в XXI веке, мне сложно представить, что такое возможно. Что кто-то просто зайдет на территорию твоей страны, начнет убивать твоих соотечественников, разрушать города.

Даже когда на границе уже стояли войска, я думала, что все ограничится устрашением, что враг попытается добиться своего давлением. У меня был собран рюкзачок, но это была больше мера предосторожности, чем реальная подготовка к самому худшему.

Из Киева я поначалу не выезжала. Почти сразу начала работать и волонтерить. У меня есть определенный опыт в последнем – на прошлой работе возглавляла направление волонтерства. Затем начала самостоятельно вовлекаться – уже не как сотрудник компании, а как человек.

В начале войны мне позвонила знакомая, сказала, что очень нужна помощь в больнице. Тогда была активная фаза конфликта, много раненых, а рабочих рук не хватало, потому что многие медработники уехали.

Был вечер, я собралась и пошла. Думала, это ненадолго, но случилось иначе. Больше месяца я по ночам помогала в госпитале, а днем работала.

Помогала там, где не хватало рук: обрабатывала и перевязывала раны, подавала хирургам на операции крючки (так они называют свой инструмент), смешивала лекарства, также выполняла санитарную работу.

Отдыхать поначалу получалось мало: могла под утро найти свободную кровать и несколько часов передремать где-нибудь в подвале, пока сверху что-то активно грохотало. Изредка удавалось проспать половину или даже всю ночь. Потом приходила домой, завтракала, пила кофе и приступала к работе. Со временем стало проще: количество пациентов уменьшилось, а медиков, наоборот, стало больше.

Сложнее всего было смотреть в глаза раненым. Это страшно, потому что понимаешь, что за этим стоит, как это изменит жизнь человека.

Я не очень много общалась с людьми, которым мы помогали. Но была одна молодая девушка, у которой очень пострадало лицо. Хирурги пытались его спасти, сделали все возможное, но вернуть его не удалось. Девушка была очень подавлена. Я много с ней говорила, потратила немало сил, времени и энергии на то, чтобы убедить ее: нормальная жизнь возможна. Я ей не врала, что лицо – это неважно. Но обосновывала, что и так можно прожить счастливо.

Сейчас для меня величайшая радость, что у нее все хорошо, в том числе в личной жизни. Мы уже не общаемся так активно, но иногда она мне пишет с благодарностью. А тогда ей хотелось покончить с собой, и она даже пыталась это сделать.

После опыта в госпитале я была избита. И морально, и из-за отсутствия какой-то жизни, сна. Днем я работала, ночью волонтерила. Я испортила свое здоровье, отношения с некоторыми друзьями, но это был мой персональный челлендж и я должна была справиться.

Поначалу мне ничего не было интересно. Я часто ловила себя на том, что сижу и уже довольно долго смотрю в стену. Поэтому первое время я буквально заставляла себя что-то делать. Потом уехала в Болгарию, чтобы сменить обстановку и вернуть какую-то жажду жизни.

Сейчас я считаю себя очень счастливым человеком.

Когда у вас забирают что-то такое, чего раньше вы даже не замечали, – например, возможность куда-то пойти вечером, сходить на выставку, когда хочется, а не когда нет сирен, – начинаешь это ценить. Ну и просто осознаешь ценность жизни.

Сейчас я вернулась в Киев, работаю.

Растислав, Head of Brand

Гуманитарный фронт Cosmolot: истории неравнодушных людей из украинского гемблинга

Именно так, через "а". Словак по паспорту, Растислав более 20 лет живет в Украине, с 2001 года – в Киеве. В 1989-м был одним из лидеров Бархатной революции в бывшей Чехословакии, свергшей социалистическую власть в стране. В современной ситуации в Украине усматривает параллели со своим прошлым, но тогдашнюю российскую агрессию считает чуть более "мягкой", чем сегодня. В сфере рекламы и маркетинга – более 30 лет. Работал в международных рекламных агентствах как стратег: сначала медийный, затем брендовый и коммуникационный. Возглавлял несколько рекламных агентств в Украине. Со дня основания компании работает в Cosmolot.

Я с семьей живу в доме на окраине Киева, в сторону Вышгорода, поэтому звуки взрывов мы услышали одними из первых. Проснулись в 5 утра, упаковали вещи и уехали на несколько десятков километров от столицы. Несколько дней помогали людям, волонтерили, но родные волновались, поэтому через неделю перебрались во Львов. Там я продолжил работать на компанию и волонтерить.

Моя жена родилась в Харькове, поэтому отдельной задачей было вывезти ее родителей и сестру. У них есть своя квартира на Салтовке. Вернее, я надеюсь, что все еще есть. Это один из самых опасных районов города, который обстреливают почти каждый день. Больше недели они пробыли там, и только после этого мы смогли их эвакуировать. Все вместе мы выехали в Словакию. Пока они в Дании, а я с семьей живу на две страны – месяц в Словакии, месяц в Украине.

Пока наши конкуренты не знали, что делать, мы приступили к коммуникации. Но она не была направлена на конверсию. В условиях войны не очень уместно призывать людей играть и обещать им хорошую жизнь.

В то же время мы проанализировали, что люди чувствуют, когда смотрят телевизор или читают новости, о чем говорят между собой. Мы искали так называемый инсайт. И думали, как мы можем помочь украинцам.

Мы не можем прийти к каждому, дать деньги или построить бомбоубежище, хотя компания материально тоже помогает. Но в нашей коммуникации мы можем эмоционально поддержать украинцев. Тогда у нас родилась идея характера украинского народа. Это знание стало основой нашей коммуникации.

Первой была кампания "Палімо вату разом". Мы создали интерактивный портал, где пользователи прокачивали виртуально солдата, чтобы он "палив вату". Люди выбирали, на какое военное оборудование пойдет донат, например, 50 гривен на рацию, 300 гривен на ноутбук или 2 000 гривен на коптер. Все собранные средства идут Благотворительному фонду "Повернись живим".

Для бренда это была очень дерзкая кампания, но мы были уверены, что люди ее примут. Мы уверены, что чуть ли не каждый украинец, если бы мог, взял бы спички и сжег бы всю "вату" в стране.

Коммуникация "Рашистам пекло" – продолжение этого же нарратива. Общественное мнение в Украине несколько демонизирует область онлайн-казино. Говорят, что для Cosmolot даже существует отдельный котел. Именно эту гипотезу мы взяли за основу и совместно с Magai Production отсняли серию роликов о чертях, эдаких озабоченных и хозяйственных администраторах ада.

В первом видео главные лица российской пропаганды ждут своей очереди у ворот ада. Но рашистов так много, что Cosmolot охотно поступается своим котлом в их пользу.

Черта, кстати, сыграл известный украинский актер, но благодаря голливудскому гриму (работа украинской визажистки, работающей для Голливуда) его не узнать.

Также в рамках этой кампании мы создали интерактивную благотворительную платформу "Добавь рашистам жару". Там можно донатить, разжигая костер под адским котлом рашистов. Все средства, как и в предыдущей кампании, зачисляются в фонд "Повернись живим".

Почему именно этот фонд? Потому что мы сотрудничаем с ним уже давно. Они быстро и четко общаются, гибки в работе. Интересно, что последнее "довоенное" пожертвование мы отправили им 23 февраля, а дошли эти 500 тыс. именно 24-го

Мы планируем продолжать нашу коммуникацию. Много об этом рассказать пока не имею права, но читатели могут ожидать новые дерзкие кампании уже этой осенью.

Дима, сотрудник команды коммуникаций

Гуманитарный фронт Cosmolot: истории неравнодушных людей из украинского гемблинга

До войны успел пожить во многих местах Украины, но последние два года провел в Киеве, там и встретил войну. Параллельно с работой организовывал вечеринки и выступал как диджей. До войны планировал жениться, теперь дату пришлось сдвинуть. Мобилизировался в первой волне.

24 февраля у нас с невестой началось как у многих украинцев: мы проснулись, прочитали новости и поняли, что именно грохочет за окном.

На всякий случай собрали вещи и с ними пошли на прогулку между двумя соседними станциями метро, чтобы в случае чего было куда спрятаться. Мы ходили и обсуждали, что будем делать дальше.

Смешно вспоминать, но в тот первый день нам даже удалось заказать доставку еды из "Пузатой хаты".

Решили, что безопаснее будет уехать из Киева к родителям невесты на запад Украины. Нам удалось взять билеты на вечер того же дня: мы постоянно обновляли страницу и в конце концов купили. Следующие полдня провели в метро – ждали вечера, чтобы поехать на вокзал.

Мобилизировался я в первой волне, но еще где-то 2,5-3 недели до того успел поработать. С коллегами мы сделали ситуативный ребрендинг, адаптировали коммуникацию в военное время, пересмотрели подход к контенту. А потом я призвался.

Для меня не стоял вопрос, хочу я служить или нет. Скорее, я думал о том, когда это лучше сделать. И решил, что чем раньше, тем лучше. Буду иметь больше времени на адаптацию и легче смогу реагировать на экстремальные обстоятельства.

Родные отнеслись к этому с пониманием – не скандалили и не пытались отговорить.

Кстати, первое мое утро в армии совпало с годом работы в Cosmolot. Шутили с коллегами, что не так планировали праздновать.

Поддерживаю связь с коллегами. Они с самого начала предлагали помощь, спрашивали, нужно ли купить какое-нибудь оборудование. Но именно наша часть снабжена необходимым: хватает и тактических перчаток, и берцов, и рюкзаков.

Когда есть возможность, слежу за новостями компании, тем, как она помогает.

Конечно, я почувствовал изменения в себе после 24 февраля и начала службы в армии. Стал более осознанным как гражданин, острее научился понимать проблематику языкового вопроса, переоценил вещи, которые казались важными раньше, а теперь утратили актуальность.

А пожениться теперь планируем в сентябре. Год назад я сделал предложение своей девушке, свадьбу назначили на август, но из-за войны сдвинули.

Александр, Chief Legal Officer

Гуманитарный фронт Cosmolot: истории неравнодушных людей из украинского гемблинга

С детства хотел быть корпоративным юристом. Имеет более 10 лет опыта в этой сфере. В Cosmolot работает с 2020 года – именно с тех пор, когда руководство компании решило первым в стране получить лицензию в сфере организации и проведения азартных игр казино в сети Интернет, о чем может долго и с упоением рассказывать.

Первое, что мы сделали 24 февраля – эвакуировались с командой. Быстро собрались, подвезли, кого нужно было, и уехали. Какое-то время я жил на западе страны и помогал другим переехать. Иногда принимали по 8 человек переночевать. Сейчас мы с командой уже в Киеве.

Когда немного пришли в себя, проверили, заблокирована ли возможность людям с российскими документами заходить и зарегистрироваться на сайте – хотелось максимально откреститься от рашистов. Трафик у нас сугубо украинский, но все же доступ россиянам и белорусам мы заблокировали с первого дня оперирования.

Проверили всех партнеров, чтобы Россия от нас даже через третьи компании ничего не получала. Спойлер – оказалось, что и не получала. Также в связи с войной были введены ограничения на расчеты за границу, поэтому оперативно попросили всех партнеров не расторгать контракты и дать нам время получить разрешения. Кто-то отнесся с пониманием и даже донатил круглые суммы на ВСУ, а кто назвал войну "ситуацией" и предложил возобновить сотрудничество после ее окончания.

Словом, начали включаться в работу с двойной силой, потому что нужно было сделать все и сразу. Также запустили линию юридической поддержки для работников и их близких: консультировали по оформлению различных документов для выезда за границу, утраченных документов, помогали волонтерам создавать фонды. Было очень противно видеть российскую пропаганду, поэтому в свободное время активно помогали нашей ИТ армии.

В Украине есть несколько лицензий в сфере игорного бизнеса: на занятия игорной деятельностью – букмекерство, офлайн- и онлайн казино, залы игровых автоматов, онлайн-покер и т.д.

Директор сказал, что мы первыми должны взять лицензию, потому что есть первый, и есть все остальные. И в феврале 2021 года мы сделали это – получили первую в стране лицензию в сфере организации и проведения азартных игр казино в сети Интернет.

Саму лицензию получить несложно: документы мы подготовили за две недели. А вот налаживать процессы дольше: нужно настроить процедуру идентификации, сделать доступ только с 21-летнего возраста, обучить персонал, изучить и внедрить принципы ответственной игры (нормативный документ, направленный на предупреждение и минимизацию негативных последствий участия физического лица в азартной игре – прим. ред.) и другие процессы оперирования.

Сама лицензия выдается на пять лет, но ежегодно нужно осуществлять лицензионный платеж. В этом году мы заплатили в государственный бюджет 23,4 млн грн, и это только за лицензию, не считая налогов.

Еще в начале февраля Cosmolot перечислил 500 тыс. гривен в поддержку армии и еще полмиллиона – после вторжения. Сейчас общий бюджет помощи стране от компании превышает 4,5 млн гривен.

Кроме того, Cosmolot закупает оборудование для фронта: дроны, тепловизоры, рации и т.д. За это компания получила благодарность от Министерства обороны Украины и золотой памятный знак отличия от 74 разведывательного батальона.

На собственных платформах Cosmolot креативно собирает средства для фонда "Повернись живим". Цифры пока не афишируют, но мы их, вероятно, узнаем после победы.

Сегодня компания продолжает работать и пополнять госбюджет уплатой лицензии и налогов.